Спасительная Украина. Как сибирские хостелы выживают благодаря беженцам

Спасительная Украина. Как сибирские хостелы выживают благодаря беженцам

4
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Спасительная Украина. Как сибирские хостелы выживают благодаря беженцам

Ситуация на Украине совершенно неожиданным образом сказалась на новосибирском рынке хостелов и мини-отелей. Благодаря принятым правительством РФ программам по расселению беженцев с Украины новосибирские хостелы в условиях кризиса получили возможность иметь полную заполняемость и стабильный заработок. В результате многие из тех, кто еще вчера мог попросту покинуть рынок, не просто остались на нем, но и стали получать прибыль. Наиболее предприимчивые сильные игроки уже начали скупать слабых для того, чтобы расселять беженцев. В конце августа большинство новосибирских хостелов получило рассылку от Минэкономразвития РФ, в которой власти просили предоставить информацию об объектах, в частности, сообщить площадь, описание инфраструктуры, количество мест, сезонность функционирования и т. д. Собрав необходимые данные, представители министерства пригласили «хостельеров» на встречу, в рамках которой была анонсирована программа расселения беженцев с Украины. Так, еще в начале августа объявлялось о том, что в этом проекте примут участие хостел «Зори», гостиницы «Новосибирск» и «Золотая долина», а также Дом ветеранов. Важность вопроса подчеркнул и мэр Новосибирска Анатолий Локоть, который 27 августа встретился с беженцами из Украины, приехавшими в город и заселенными в центре социальной помощи семье и детям «Заря». Возможность размещения беженцев, общее число которых превышало 8000 человек, стала своего рода «спасательным кругом» для некоторых участников рынка. Не секрет, что под влиянием негативной экономической конъюнктуры и спада туристического потока хостелы стали испытывать спад заполняемости. Некоторые игроки даже покинули рынок, например, самый крупный в Новосибирске Hostel43, а также хостел Fine OClock в Академгородке и «Централ Хостел». Другие участники скорректировали свой формат работы в связи с ситуацией на рынке, уйдя из сегмента, в частности, сеть новосибирских хостелов Ильи Иохимовича («Творческий», «Пионер», «Друзья»). Однако с появлением программы расселения беженцев рынок хостелов по факту неожиданно получил неявную господдержку. Опасения участников вызывала схема финансирования, а именно своевременность возможных выплат. Потому что в случае ее нарушения участники рынка могли остаться как без денег на пополнение оборотных средств, так и без клиентов. Однако по прошествии времени опасения пока не оправдались, хотя риски сохранились. Другим важным вопросом, который возник на горизонте, являлось требование заказчика в лице государства обеспечивать трехразовое питание постояльцев. Хостельная деятельность формально не предусматривает лицензирования, в том числе и в сфере оказания услуг общественного питания, поэтому в данном вопросе участники рынка прибегли к схеме аутсорсинга. Кроме того, для участия в программе было необходимо приобрести специальную посуду для еды, а в регионе наблюдалось крайне ограниченное количество ее поставщиков. Но главный вопрос заключался в том, что дальше делать с беженцами после того, как закончится срок их проживания, составляющий 90 дней. «На мой взгляд, вторую жизнь беженцы могут дать только тем хостелам, у которых есть «финансовая подушка» либо которые решили рискнуть, т. к. государство с нами начинает рассчитываться спустя 45 календарных дней. Те хостелы, которые согласились, должны сами обеспечивать беженцев питанием, и соответственно, возникают большие расходы. По факту мы получаем первые деньги спустя 2–2,5 месяца. Основной риск — финансовый. Второстепенный риск — люди, которых мы заселяем. Ведь мы даже не знаем, кто приедет. Люди в стрессовой ситуации могут вести себя не вполне адекватно», — пояснили «КС» в хостеле «Старый Центр», принявшим у себя беженцев с Украины. И действительно, именно по этой причине некоторые хостелы, поработав с беженцами, пересмотрели свое решение и отказались от такой схемы. В частности, по словам участников рынка, так поступил хостел «Прованс». Другие игроки, напротив, надеются на получении значительных заработков от таких постояльцев. Говоря об экономике этого бизнеса, стоит отметить, что прибыльность сильно зависит от вместимости хостела. По подсчетам одного из участников рынка, расселение беженцев способно принести большому по площади хостелу выручку в 3 млн руб., из которых около 1 млн руб. составят издержки. Таким образом, чистая прибыль может составлять порядка 2 млн руб. Неудивительно, что крупные игроки при такой экономике задумались не о сворачивании, а о расширении за счет покупки более слабых участников. Так, по данным «КС», на новосибирском рынке уже состоялась сделка M&A, связанная с желанием совладельца одного из хостелов расширить масштабы своего бизнеса, чтобы заработать на беженцах. Все затраты планируется вернуть за 2,5 месяца. «Для хостелов с большим количеством свободных мест поселение беженцев очень выгодно. Однако стоит учитывать, что государство оплачивает всего три месяца, после чего беженцы остаются и тогда платят за себя сами либо начинают арендовать квартиры», — поясняет соучредитель новосибирской сети хостелов «Достоевский» Марина Никифорова. Понимая такие риски, некоторые участники рынка, несмотря на потенциально высокие доходы и решение проблем с заполняемостью, не спешат связываться с беженцами и предпочитают корпоративных клиентов. В частности, сеть «Макдональдс» на несколько месяцев заселила своих сотрудников в двух хостелах «Лайк» в Новосибирске. В свою очередь в «Достоевском» поселились строители. Остальные участники рынка, в том числе позиционирующие себя в более высоком ценовом сегменте, выживают за счет одиночных постояльцев. Окажется ли неожиданная дополнительная рука помощи от государства формой поддержки данного сектора рынка, можно будет судить лишь по прошествии времени. «Если честно, то я не совсем понимаю, как временное расселение беженцев может дать новосибирским хостелам «новую жизнь». Во-первых, заполнить хостел только постоянными жильцами на длительный срок — шаг довольно спорный, поскольку это закроет хостел для «живого потока» постояльцев, и после того как беженцы вернутся домой, хостел ждет «голодный период». Во-вторых, если хостел не занял свое место в городе, не нащупал свою нишу и находится на грани закрытия, то заполнение его беженцами лишь отсрочит этот самый момент закрытия. С точки зрения спасения увядающего бизнеса это как лечить не саму болезнь, а бороться с симптомами», — резюмирует соучредитель «Метро Хостел Новосибирск» Андрей Шеменев.

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ