Непростые течения финансовых потоков

Непростые течения финансовых потоков

3
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Непростые течения финансовых потоков

Российская экономика достаточно удачно — как это только могло быть в условиях непростой международной обстановки и усиливающихся санкций — прошла первое полугодие 2004 года. При этом для начала стабильной работы в изменившихся условиях, развития импортозамещающего производства отдельных видов продукции потребуется еще немало усилий и времени, по различным оценкам, не менее двух лет. И, конечно, дальнейшее экономическое развитие немыслимо без активного участия российских кредитных организаций. «КС» постарался разобраться в текущем состоянии и перспективах банковского сектора совместно с банкирами и финансовыми экспертами.

— В начале лета из уст многих представителей банковского сектора звучали фразы о недостатке банковской ликвидности. Это было вполне объяснимо и могло предвещать начало «кризиса ликвидности», тем более, что ряду банков было отказано в зарубежном финансировании. Но в последнее время банкиры перестали акцентировать внимание на недостатке финансовых ресурсов. Какой вы видите ситуацию с кредитными ресурсами, привлекаемыми банками, сегодня и в перспективе до конца года? Достаточно ли ликвидности у банков в краткосрочной перспективе?

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка: — Действительно, доступность внешних рынков пока неочевидна. Хотя частные банки не попали под финансовые санкции, не факт, что их контрагенты будут готовы брать на себя дополнительные риски, связанные с Россией. Скорее всего, первые попытки протестировать рынок банки предпримут в сентябре-октябре этого года. На данный момент главный источник ликвидности для них — это поддержка Центрального Банка России, который продолжает снабжать банки рублевыми ресурсами. Несмотря на повышение ставок, с начала года присутствие Центрального Банка в пассивах банковского сектора выросло более чем на один триллион рублей.

Константин Каменщиков, управляющий Сибирским филиалом ОАО «Промсвязьбанк»:

— Если говорить о кредитных ресурсах, то, действительно, влияют ограничения западных рынков. Могу сказать, что сейчас ряд предприятий переходят в сберегательную позицию и просто оставляют денежные средства на своих счетах.

Александр Веселков, финансовый эксперт, бывший управляющий филиалом ВТБ в Новосибирске: — Считаю, что в краткосрочном плане ликвидности достаточно и до конца года проблем не будет. Бюджет исполняется с профицитом, цены на экспортные товары не падают, а по некоторым позициям, например, по алюминию, даже растут.

Владимир Женов, президент Новосибирского банковского клуба: — Очевидно, что кредитных ресурсов не хватает, причем это, в первую очередь, касается малых и региональных банков. Стоимость фондирования заметно возросла, эта же тенденция сохранится до конца года. Если сегодня ликвидности пока достаточно, то в среднесрочной перспективе эта проблема резко обострится.

— «Санкции» сегодня — одно из наиболее популярных слов. Что означают «санкции» применительно к банковскому сектору? На чем и в какой степени могут отразиться санкции США и ЕС, направленные против российского финансового сектора? И в продолжение темы зарубежных заимствований, возможна ли адекватная компенсация финансовых ресурсов со стороны стран ЮВА и других регионов?
Наталия Орлова: — Важно понимать, что санкции будут воздействовать на состояние экономики по нескольким каналам. Первый канал, так называемый список SSI, определяет ограничения на внешние заимствования. В список SSI попали крупнейшие российские государственные банки, которым теперь нельзя будет заимствовать на американских и европейских рынках более чем на три месяца. Они по-прежнему могут проводить платежи в валюте, как свои, так и клиентские, но, видимо, будут вынуждены погашать свои обязательства перед иностранными банками. Второй канал — список SDN — определяет круг игроков, которым запрещены даже платежи в валюте. Но их список невелик, в основном, это предприятия оборонной промышленности и Банк «Россия», так что можно говорить о том, что на данный момент действие официальных санкций исчерпывается негативной реакцией долговых рынков, то есть, по большому счету, ростом стоимости денег на российском рынке. Компенсация со стороны азиатских рынков пока не выглядит вероятной. Многие банки там боятся последующих штрафов, которые им, возможно, придется заплатить США, как это произошло недавно с рядом европейских банков. Кроме того азиатские инвесторы мало знакомы с российскими эмитентами и предпочитают вкладывать деньги в китайские компании.

Константин Каменщиков:

— Надо понимать, что все эти валютные операции сопровождают собой товарные потоки. Кредиты, которые выдавались России, все выданы под товарные потоки. Адекватная компенсация со стороны стран ЮВА возможна, когда будут адекватные товарные потоки, но на это потребуется некоторое время.

Александр Веселков:

— Банкам, попавшим под санкции, можно привлекать финансирование со сроком до 90 дней, то есть «короткие» деньги. А те, кому надо рефинансироваться — привлекать «длинные», будут искать деньги в ЮВА и в других регионах. То, что подход будет взвешенный, показывает пример позиции международных платежных систем VISA и MasterCard.

Владимир Женов:

— Санкции уже отражаются на нехватке ликвидности, росте просрочки (как у физических, так и у юридических лиц) и неустойчивости работы платежных систем. Очевидно, что адекватная компенсация со стороны стран ЮВА и других регионов не будет иметь места, поскольку налаживание финансовых связей является долговременным процессом.

Наш собеседник Наталия Орлова отметила роль Центрального банка РФ в поддержании ликвидности банковского сектора. Чуть менее года назад ЦБ РФ ввел понятие «ключевая ставка» это процентная ставка по операциям предоставления и абсорбирования ликвидности на аукционной основе на срок одна неделя. Именно этот показатель ЦБ РФ намерен использовать в качестве основного индикатора направленности кредитно-денежной политики. Недавно регулятор повысил «ключевую ставку» до 8% годовых. Как и на что это повлияло, или же повлияет в будущем? Возросла ли стоимость ресурсов, привлекаемых банками, или же финансирование ЦБ не оказывает существенного влияния на стоимость ресурсов? Как ощутят это влияние кредитующиеся юридические и физические лица?

— Можно сказать, что на банковском рынке деньги по-прежнему доступны, но они стали дороже. С точки зрения экономики вообще повышение ставки ЦБ было реакцией на инфляцию, то есть попыткой предотвратить уход процентных ставок в отрицательную плоскость. Эффект пока минимален: приток депозитов в банки продолжает замедляться. Основная стратегия населения на данный момент — это использование своих сбережений для приобретения недвижимости. Ставки рынка реагируют на повышение ставок ЦБ с лагом, но все же реагируют. Постепенно рост ставок ЦБ будет полностью передан на заемщиков.

Константин Каменщиков:

— Конечно, влияние есть. Это делается для ограничения кредитной эмиссии банков. Ключевая ставка используется под выкуп ценных бумаг. Все ощутят ее рост в виде повышения стоимости ресурсов.

Александр Веселков:

— Очевидно, что это уже повлияло на стоимость привлечения и размещения. Ставки для конечных заемщиков уже поднялись на 1.5-2%. Значительно пересмотрен подход по принимаемым рискам и наличию твердого обеспечения. В этих условиях лучшие перспективы банковского кредитования — жилищная ипотека и предприятия-экспортеры.

Владимир Женов:

— Увеличение ЦБ «ключевой ставки» ни на что не повлияло, это лишь свидетельствует о повышенных инфляционных ожиданиях. Стоимость ресурсов, привлекаемых банками, медленно, но неотвратимо растет, и финансирование ЦБ пока не оказывает существенного влияния на этот показатель. Ставки кредитования, очевидно, подросли как для физических лиц, так и для юридических лиц, в том числе и по ипотеке. Эта тенденция, к сожалению, сохранится до конца года.

— Бесспорная тенденция современного кредитного рынка постепенный рост процентных ставок. Как вы считаете, с чем в большей степени связан этот рост: с удорожанием банковских ресурсов, или же с ростом рисков?

Наталия Орлова:

— Повышение ставок связано с инфляционными рисками. Введенный недавно запрет на импорт продовольствия из США, ЕС, Канады, Австралии и Японии может иметь инфляционные последствия. Он распространяется на продовольственные рынки, на долю которых суммарно приходится 20% российского ИПЦ, и напрямую сжимает объем предложения продовольствия на 5%, или на 20 млрд рублей. Но это не единственный фактор, который говорит о росте инфляционных рисков. Перспективы инфляции на 2015 год резко ухудшились за последние несколько месяцев. Решение правительства ввести региональный налог с продаж (который может доходить до 3%) вызывает разовый скачок цен и, при прочих равных условиях, добавляет минимум 1 п. п. к инфляции. А налоговый маневр в нефтяной отрасли на 2015 год предусматривает увеличение налоговой нагрузки на НПЗ. Это приведет к 5%-му повышению внутренних цен на бензин, что также инфляционно. Индексация тарифов естественных монополий в 2015 году добавит еще примерно 1,0-1,5% к инфляции. Управляя инфляционными ожиданиями, ЦБ вынужден повышать ставки.

Константин Каменщиков:

— Для юридических лиц рынок очень волатилен. Ставки по корпоративным кредитам оперативно среагировали на весеннее повышение ключевой ставки ЦБ. Так что причина роста процентных ставок — это удорожание банковских ресурсов. Розничное кредитование гораздо медленнее реагирует на повышение ключевой ставки. В первую очередь это связано с внутренними процессами в отрасли — концентрацией игроков рынка на более качественном сегменте при общем, довольно резком сокращении темпов роста объема кредитования в потребительском сегменте. Для физических лиц присутствует и рост рисков.

Александр Веселков:

— Думаю, что рост ставок объясняется ростом рисков. Это и Украина, и продовольственные санкции, и позиция властей США относительно российских банков.

Владимир Женов:

— Рост процентных ставок, в первую очередь, связан с абсолютным ростом рисков и увеличением их числа. Например, в связи с замедлением производства в отраслях, которых коснулись санкции.

— Вернемся к роли государства в развитии банковской системы. Минэкономразвития РФ в конце июня 2014 года объявил о старте работы агентства кредитных гарантий (АКГ), которое создано в соответствии с распоряжением Правительства РФ для расширения возможности предприятий малого и среднего предпринимательства в получении долгосрочных кредитных ресурсов на собственное развитие. Это агентство уже заключило партнерские соглашения с восемью банками, большая часть из которых представлена в Новосибирске. Каковы ваши ожидания от предоставления гарантий АКГ? Как это агентство сможет (и сможет ли) повлиять на объемы и стоимость выдаваемых банковских кредитов?

Константин Каменщиков:

— Мы ощущаем работу агентства, имеем самые положительные ожидания. Банк уже направил на рассмотрение несколько сделок, и эти сделки приняты к рассмотрению. Агентство кредитных гарантий, скорее всего, повлияет на объемы выдаваемых кредитов и на общую стабилизацию финансового сектора…

Александр Веселков:

— На мой взгляд, для ответа на эти вопросы нужно анализировать конкретные примеры предоставления таких гарантий. Самое главное — понять, кто, как и на каких условиях, на какие сроки будет их получать? Все, что способствует развитию, — это хорошо, но нужна конкретика.

Владимир Женов:

— За последние годы на различных уровнях (федеральном, региональных) появилось достаточно много организаций, дающих гарантии, но механизмы их работы, неясные для клиентов, реально не влияют на объемы и стоимость выдаваемых кредитов. Не прописан, в частности, механизм работы данного агентства (АКГ) в регионах.

— Еще один из механизмов поддержки отечественной экономики запущен в апреле этого года, когда ЦБ РФ объявил о готовности рефинансировать кредиты коммерческих банков на инвестиционные проекты. Сегодня ставка этого рефинансирования — 7% годовых. Насколько этот инструмент востребован банками, что он может дать: дополнительную ликвидность, или же снижение (не повышение) процентных ставок по кредитам?

Владимир Женов:

— На мой взгляд, условия такого рефинансирования неподъемны для большинства банков, и поэтому данный инструмент практически не востребован региональными банками. Посмотрим по итогам финансового года, но особых перспектив использования этого инструмента я не вижу.

Константин Каменщиков:

— При кредитовании юридических лиц в нашем банке делают акцент на качественных заемщиках, подпадающих под программу рефинансирования под залог нерыночных активов. Объем привлечения по данной программе будет увеличиваться до 50 млрд рублей. На данный момент объем привлечения по этому инструменту составляет 14 млрд рублей. По состоянию на 11 августа банком выдано примерно 16 млрд рублей кредитов, попадающих под рефинансирование по программе 312-П, но еще не заложенных в ЦБ. Данная программа — это кредиты для системообразующих предприятий, которые есть в Новосибирске, и они работают с банком. Все предприятия, которые включены в нее, обеспечены государственными заказами. Они интересны нам. Банкам хотелось бы, чтобы данный список расширился и произошло ускорение процесса согласования в ЦБ. Мы рассчитываем на привлечение ресурсов от ЦБ как под данные кредиты, так и под те, которые еще будут выданы до конца года. Мы также стараемся максимально привлекать ресурсы под облигации из ломбардного списка.
Не наблюдаете ли вы в текущих экономических условиях нарастание взаимной задолженности организаций друг перед другом? Если да — чем это можно объяснить? Какой вы можете дать прогноз?

Константин Каменщиков:

— Мы наблюдаем увеличение взаимной задолженности. Со снижением покупательской способности, инвестиционной активности сроки оборачиваемости капитала увеличиваются. Эта негативная тенденция связана с тем, что компании не успевают реализовывать свои товары.

Александр Веселков:

— Да, такое наблюдается. Это называется «в мутной воде ловить рыбку, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства». Это также и способ собственного финансирования, за счет денежных средств поставщиков и подрядчиков. Зачастую договоры поставки и подряда обставляются таким количеством уловок, что даже если будет принято судебное решение о возврате денежных средств, то со всеми санкциями и издержками это все равно дешевле банковского кредита.

Владимир Женов:

— Да, «эффект домино» появляется, пока в точечном порядке. Объясняется это сложностями работы с контрагентами, с бюджетом и с государственным заказом, ростом задолженности по налогам, снижением платежной способности населения. Думаю, что, к сожалению, объем взаимной задолженности будет нарастать.

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ