«Времена сейчас трудные, но для компаний открылось много новых возможностей»

«Времена сейчас трудные, но для компаний открылось много новых возможностей»

17
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Генеральный директор международного телекоммуникационного оператора Orange Business Services в России и странах СНГ РИЧАРД ВАН ВАГЕНИНГЕН посетил Новосибирск с рабочим визитом. По его словам, рост интереса регионов к «облачным» решениям за последний год вырос на 70%, и немалую роль в этом сыграл нашумевший закон о персональных данных. Закон этот, кстати, не только не повредил работе компании, но и оказал ей определенную помощь. Вместе с директором Новосибирского филиала Orange Евгением Фоменко на вопросы «КС» согласился ответить генеральный директор международного телекоммуникационного оператора Orange Business Services в России и странах СНГ РИЧАРД ВАН ВАГЕНИНГЕН

— Ричард, с чем связан ваш визит в Новосибирск?

Несмотря на то что главный офис нашего представительства находится в Москве, и больше всего заказов приходится именно на столичный регион, самыми успешными в плане роста российскими регионами для Orange Business Services являются Сибирь и Дальний Восток. Мы регулярно осуществляем визиты в регионы, и в этот раз, как обычно, я провел встречи с клиентами, сотрудниками, узнал лично, что происходит в компании, что планируется делать дальше.

— С чем, по вашему мнению, может быть связан такой высокий вклад Сибири в российский бизнес Orange? Есть ли у сибирских заказчиков какая-то своя, особенная специфика?

Мы понимаем, что экономическая и политическая ситуация в стране сейчас отличается от той, что была года три назад. Сегодня мы ориентируемся в первую очередь на крупные компании, а оценить результат нашей работы поможет тот факт, что по нашим данным, за последние два года мы не потеряли ни одного клиента. Сейчас, конечно, цены на услуги играют большую роль, чем раньше, но у тех компаний, с которыми работаем мы, на первом месте остаются надежность и сервис, которые играют в их бизнесе если не ключевую, то очень значительную роль. В качестве примера можно взять крупный банк с множеством филиалов — стоит связи между ними нарушиться, вся работа встанет.

Что касается специфики, то конкретных цифр по СФО сказать нельзя, но если оценить динамику роста, результаты очень хорошие. Одна из ключевых особенностей работы в Сибири — это большое количество компаний, которые работают на удаленных площадках, не имеющих наземной инфраструктуры. Вследствие этого для абонентов требуется полный цикл подключения, от проектирования до ввода в эксплуатацию. Для Новосибирска это менее актуально, но в зону ответственности Сибирского филиала входит территория от Омска до Петропавловска-Камчатского, хотя заказчик может находиться здесь же, в Новосибирске, а его филиалы — от Красноярска и до Тихого океана. Наши основные офисы расположены в Новосибирске, Иркутске, Хабаровске и Владивостоке — 70% заказов идут из этих четырех городов.

— Как бы вы оценили результаты работы Orange Business Services за 2015 год? Удалось ли вам достичь запланированных результатов? Пришлось ли корректировать планы?

И да, и нет. С одной стороны, мы планируем работу на несколько лет вперед, и многие из этих планов были составлены еще до кризиса, так что, сами понимаете, предполагался больший рост… Это если оценить стакан как наполовину пустой. Но с другой стороны, мы постоянно адаптируем наши планы в соответствии с текущей ситуацией, так что рост у нас есть.

— Насколько за последний год в России изменился интерес к предлагаемым вами услугам, в частности, к «облачным» технологиям?

Если сравнить спрос на «облака» в первом полугодии этого года и в прошлом, по этому показателю рост составил порядка 70%. И 85% от этого прироста связано с принятием закона о персональных данных. Так что можно сказать, что этот закон очень сильно помог.

— Если можно, расскажите поподробнее об этом законе — как он повлиял на работу вашей компании? Не возникли ли в связи с ним определенные трудности в работе? Тем более что формулировки там достаточно расплывчатые, и под «персональные данные» может подпадать практически любая информация…

На самом деле этот вопрос — что именно считать персональными данными — решается индивидуально. Каждая компания сама определяет степень конфиденциальности той или иной информации, тем самым определяя наш спектр ответственности, поскольку за сохранность этих данных отвечаем именно мы. Мы не устанавливаем каких бы то ни было ограничений или обязательств, что именно попадает под категорию «персональных данных», определяет только сам заказчик. А трудностей у нас никаких не возникло — все наши серверы уже находятся на территории России.

— Как вы думаете, связан ли столь быстрый рост популярности «облаков» с принятием закона о персональных данных?

Да, принятие закона сыграло в этом ускорении особую роль. Дело в том, что сама идея — о хранении персональных данных только на территории РФ — существовала давно, но до недавнего времени оставалось неясным, каким этот закон будет в подробностях. Известны были только общие черты. И немало тех, кто уже готов был к переходу в «облака», кому это было выгодно и удобно, вынуждены были этот процесс затормозить. Просто потому, что не знали, как все это будет работать, какие в дальнейшем будут правила. Сейчас по сравнению с прошлым годом картина значительно прояснилась — и это не могло не сказаться на росте популярности «облаков». Проще говоря, когда закон наконец был принят, пружина распрямилась.

— Новосибирские операторы связи, с которыми мы общаемся, в своем большинстве считают, что пик кризиса уже пройден. Разделяете ли вы такую точку зрения?

Тут сложно сказать. Мы как b2b-оператор работаем со всеми бизнес-отраслями, я сам регулярно общаюсь с заказчиками, и у всех разные точки зрения на этот вопрос. Различаются они и по регионам: месяц назад я был на Дальнем Востоке, и там само слово «кризис» у многих вызывает удивление, тогда как, например, в Южном федеральном округе все намного хуже. Есть заказчики, которые и сейчас готовы расти и развиваться — по их запросам нетрудно понять, кто едва держится на плаву, а кто всерьез настроен на будущее. Приведу пример: если человек знает, что его скоро могут уволить, он вряд ли станет делать дорогие покупки, например, приобретать новую машину. Зато если он ждет повышения, премии или чего-то еще — он будет вести себя уже по-другому. Заказчики на телеком-рынке поступают точно так же. Что касается самой отрасли связи, то по итогам года динамика ВВП России, вклад в которую вносят и телеком, и сотовая связь, и провайдеры, и поставщики оборудования, — в минусе. А Orange Business Services — в плюсе. То есть на фоне «средней температуры» в экономике мы чувствуем себя вполне хорошо.

— А что стоит ожидать заказчикам, когда экономике нездоровится, ситуация не самая предсказуемая, а курсы валют растут?

Наши корни лежат во Франции, но юридически Orange Business Services — российский оператор. Основной наш доход — в рублях, большая часть операций проводится внутри страны, а значит, и основные расходы тоже рублевые. Таким образом, в обеих колонках суммы увеличатся, но разница между ними не изменится. Конечно, если бы мы изначально взяли курс на работу с иностранными заказчиками, зависимость от курса валют была бы намного сильнее, а итоги года — менее оптимистичными. Приблизительно 50% наших заказчиков работают только внутри России, у них ситуация та же, что и у нас. У остальных бизнес так или иначе связан с заграницей, у некоторых ведущую роль играет именно «внешняя» сторона. Их, конечно, затронет сильнее.

Оценка работы Orange Business Services в России, даже с учетом текущих сложностей, по сравнению со многими другими странами будет очень даже неплохой. Те, кто думает, что в России экономика катится на дно, и что везде лучше, чем у нас, далеко не правы. Это не первый кризис и не последний. В кризис можно жаловаться на судьбу, но это ничего не изменит. Когда выпадает снег, вы же не бросаете машину, потому что боитесь гололеда? Можно поставить зимнюю резину, можно просто ездить осторожнее… Разумеется, кризис — не самое приятное время, но оно тоже дает свои возможности. Например, вчера у меня была встреча с заказчиком — одной крупной российской компанией, которая только в этом году купила пять других предприятий. То есть деньги у них есть, как и готовность развиваться. И еще они знают, что такое ИТ, и какое влияние они оказывают на бизнес. Именно с такими заказчиками мы работаем — и сами от этого получаем рост бизнеса. Мы всегда готовы обсудить с компаниями, какие изменения случились в их бизнесе и как мы можем под них адаптироваться.

 

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ