Максим Кудрявцев: «Нет» я не говорил никогда»

Максим Кудрявцев: «Нет» я не говорил никогда»

7
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Возглавлявший с 2011-го по июль 2015 года макрорегиональный филиал «Сибирь» ПАО «Ростелеком» МАКСИМ КУДРЯВЦЕВ покинул должность незадолго до избрания в Законодательное собрание Новосибирской области, сохранив пост вице-президента головной компании. В интервью «Континенту Сибирь» он рассказал о пересечении профессиональной и политической деятельности, о многолетнем сотрудничестве с «Единой Россией», а также ответил на вопросы об уровне партийной дисциплины «единороссов» областного парламента.

— Перед выборами в Законодательное собрание Новосибирской области вы покинули пост главы макрорегионального филиала «Сибирь» компании «Ростелеком». Но вы по-прежнему занимаете пост вице-президента. Имеют ли эти кадровые перестановки какое-либо отношение к вашему участию в политике?

Не стал бы связывать произошедшее с политикой. «Ростелеком» практикует контрактную систему работы топ-менеджемента. Ротация — на мой взгляд, нормальное и правильное явление, которое в компании проводится на регулярной основе. Николай Сергеевич Зенин, занявший пост директора макрорегионального филиала «Сибирь», обладает уникальными практиками производства, добился хороших результатов на предыдущем месте работы в Ханты-Мансийском филиале «Ростелекома». Передо мной теперь стоят другие задачи уровня всей кампании: трансформация бизнес-процессов, повышение эффективности деятельности. Одной из прикладных задач также является координация взаимоотношений с органами государственной власти.

— Складывается ощущение, что пост вице-президента головной кампании не предполагает привязки к определенной территории. Разве переезд в Москву не был бы вполне логичным развитием событий в данном случае?

— Компания ведет значительное количество бизнес-процессов. Необходимо понимать, как они реально будут «приземляться» на конкретной территории. Успешные наработки могут транслироваться на другие регионы. Поэтому решение, согласно которому один из вице-президентов, в чью сферу ответственности входят вопросы Сибири, работает здесь же — нормальная практика. Нахождение на территории вице-президента, который занимается стратегическим операционным управлением, — это согласованное, сбалансированное решение.

— Депутатские полномочия даются на пять лет, так что и с этой точки зрения вы тоже теперь привязаны к Новосибирской области. В Омске, например, вы проработали гораздо меньше, всего два года…

Начнем с того, что я, кроме «Ростелекома», вообще нигде не работал. В этой компании я прошел путь от рядового инженера до топ-менеджера. Пост директора я занял, когда работал в Горном Алтае. Позже два года был директором омского филиала — для меня это существенный отрезок моей карьеры, моей судьбы, моей жизни. Не соглашусь, что мало времени там провел.

— Ваше имя начало упоминаться в связи с партийной деятельностью несколько лет назад. Два года назад вы вошли в политсовет новосибирского регионального отделения «Единой России». Вы и до переезда в Новосибирск также интересовались политикой?

Эта сфера мне действительно интересна. Мой партийный стаж составляет 12 лет, я — член «Единой России» еще с 2003 года. Так что я в партии практически с момента ее образования. В то время вхождение в нее никоим образом не было данью моде, я сделал осознанный выбор. Вообще, я давно задумывался о законотворческой деятельности, и даже вел кое-какие консультации в Горном Алтае, но был переведен в Омск. Желание попробовать себя в законодательной власти у меня осталось.

— Руководство вашей компании не против такого вашего увлечения?

Я проговаривал свое решение заниматься политической деятельностью с руководством «Ростелекома», нашел понимание и поддержку своей позиции. И когда мои однопартийцы предложили мне попробовать свои силы в качестве кандидата, я все взвесил и согласился.

— То есть это не вы предложили свою кандидатуру региональному отделению «Единой России», а она вышла на вас?

Да, посыл пошел оттуда. В Новосибирской области сложилась уникальная ситуация, здесь были запущены полномасштабные праймериз — еще до выборов можно было испытать себя, понять расстановку сил, оценить свой рейтинг и наработать практику. По итогам предварительного голосования я понял, что готов к выборам. Подал заявление в избирательную комиссию и сейчас нахожусь в статусе депутата Законодательного собрания Новосибирской области.

— Ранее вы упоминали, что одной из ваших прикладных задач как вице-президента компании является координация взаимоотношений с органами государственной власти. Достаточно примеров, демонстрирующих, что некоторые организации делегируют своих специалистов, в частности, в законодательную власть. Какую-то выгоду «Ростелеком» может получить от вашего нахождения в депутатском корпусе?

«Ростелеком» — крупная российская компания, которая не может находиться вне взаимоотношений с органами госвласти. Можно сказать, что мое плотное сотрудничество с властными структурами началось с 2012 года, когда я стал работать в составе одного из координационных советов Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ «Сибирское соглашение» (Максим Кудрявцев возглавляет координационный совет по информационным ресурсам, технологиям и связи «Сибирского соглашения». — «КС»). Это мощная площадка, созданная при полномочном представителе президента в Сибирском федеральном округе. В ее задачи входит налаживание взаимодействия между органами власти, общественными институтами, операторами. В ассоциации принимаются стратегические управленческие решения, важные для дальнейшего экономического развития территорий.

— Когда вы в 2013 году вошли в политсовет новосибирского регионального отделения «Единой России», злые языки говорили, что вы это заслужили в первую очередь как представитель руководства компании, которая плотно участвовала в президентской кампании. Выборы главы государства проходили при широкой информационной поддержке, были установлены камеры, налажена онлайн-трансляция с избирательных участков. «Ростелеком» внес большой вклад в эту работу…

Действительно, в 2012 году на выборах мы за короткий период решили грандиозную задачу по установке 15 тысяч устройств на территории Сибири. Наши сотрудники работали без выходных, выкладываясь в течение двух месяцев. Мы справились на пять баллов. Хотя впервые взялись за это дело, у нас не было практического опыта, мы сначала даже не имели четкого понимания, как сможем обработать такие огромные массивы данных. Но в итоге выборы президента в 2012 году были самыми открытыми, прозрачными в мировой истории. Оценка результатам нашей работы была дана на самом высоком уровне — на уровне главы государства, правительства РФ и администрации Новосибирской области. Но лично я не стал бы связывать свое вхождение в политсовет новосибирского отделения «Единой России» непосредственно с данным проектом. Кто попадает в эту структуру, как именно решение принимается — нужно изучать устав партии. Что касается меня: прошло обсуждение на уровне первичного отделения в Октябрьском районе, где я работал. Мне поступило предложение, я откликнулся. Остальное — результат региональной партийной конференции.

Не считаю правильным в данном случае проводить прямые параллели с моей профессиональной деятельностью. Партия выбирает активных, достойных, тех, кто реально готов к конкретным делам, кто неравнодушен к процессам, происходящим в Новосибирской области. Думаю, что это основополагающие принципы партийной деятельности.

— Вы работали в отделении «ЕР» по Октябрьскому району Новосибирска. Почему избираться вы решили в Новосибирской области — Татарский, Усть-Таркский, Чистоозерный районы?

На этапе консультаций мне предложили определенную территорию, я согласился. Решение принималось на уровне партии. Но нельзя сказать, что мне это направление незнакомо. Два года своей сознательной жизни я отработал в Омске, центр принятия решений находился в Новосибирске. Я очень часто ездил на машине по трассе, пересекающей округ, так что он мне достаточно хорошо знаком. Сложный, удаленный участок, но он мне интересен. Поэтому я руку поднял и поехал.

Моя карьера в основном так и складывалась, что выбирать особо не приходилось. Мне поступает предложение, я сразу определяюсь со взглядами — «да» или «нет». Причем «нет» я не говорил никогда. И в политике так же: ко мне коллеги обратились с идеей попробовать свои силы в праймериз на округе № 2, и я сказал «да».

— Вы впервые стали депутатом, но вас уже выбрали заместителем председателя комитета по транспортной, промышленной и информационной политике. Как это получилось?

Сразу же подал заявление в комитет по транспортной, промышленной информационной политике. Это логично: я — производственник с 17-летним стажем, у меня техническое образование, в компании я прошел путь от рядового инженера до руководителя. И сферу информатизации, разумеется, знаю неплохо. Мне предложили — как отраслевику, связисту, который имеет непосредственное отношение к отрасли информатизации и связи, — рассмотреть возможность занять пост заместителя председателя комитета. Члены комитета проголосовали, решение принято. Все открыто.

— Ведутся разговоры о том, что структура ЗС может меняться. Допускаете ли вы, что изменения коснутся и вашего комитета? В нем очень хорошо представлен транспортный, дорожный блок — наверное, несколько лучше, чем сфера информационной политики.

Комитет — это орган с достаточно широкими полномочиями, его члены способны правильно организовать процесс. Если нам понадобится консультация по какому-то вопросу, мы в состоянии пригласить экспертов, профильных министров, специалистов компаний, ориентирующихся в IT-инфраструктуре. Так что я не могу сказать, что в нашем комитете недостаточно профессионалов, даже в сфере информатизации. Считаю его на данном этапе самодостаточным.

Не буду скрывать, что дискуссия по поводу возможного изменения структуры Законодательного собрания имеет место. Но сейчас мы приняли работающую схему прошлого созыва. Нужны ли перемены — вопрос дискуссионный, требует глубокой проработки. Надо четко понимать, что увеличение количества комитетов ведет к росту затратной части бюджета. Я ставлю во главу угла эффективность. Если мы способны решать проблемы в действующей структуре, то стоит ее сохранить. Если какие-то направления мы можем вести более интенсивно, более рационально и более прогрессивно, то это нужно обсуждать.

— 19 ноября прошла сессия, главной темой которой станет проект областного бюджета. Вы участвуете в этом процессе впервые. Вызывают ли у вас беспокойство какие-либо нюансы этого законопроекта? С точки зрения представителя сферы информатизации, комитета по информационной политике.

Этот процесс для меня точно не новый. Бюджет макрорегиона «Сибирь» компании «Ростелеком» измерялся десятками миллиардов рублей, он сопоставим с бюджетом Новосибирска. Понятно, что макроэкономическая ситуация в области непростая. Проблем много, и не только с точки зрения информатизации. На заседании нашего комитета была большая дискуссия по формированию дорожного фонда. Многие депутаты не понаслышке знают о состоянии дорог в сельских территориях.

В зоне ответственности комитета — масштабные проекты, реализуемые правительством Новосибирской области в области информатизации. В первую очередь речь идет о переводе государственных услуг в электронный вид, о построении системы «112», которая позволит существенно увеличить скорость принятия решений при чрезвычайных ситуациях. Есть ряд других крупных проектов, связанных с документооборотом.

Бюджет пока не утвержден, но на предварительном этапе видно, что уровень затрат на информатизацию сопоставим с уровнем прошлого года, даже по ряду направлений отмечается рост. Это логично: мы живем в XXI веке, веке Интернета.

— Начало этого созыва Законодательного собрания было связано с резонансными выборами председателя парламента. Втягивали ли вас, других новых депутатов в противостояние? Как для вас развивалась эта история?

Состоялось заседание политсовета новосибирского отделения «Единой России», прошла региональная партийная конференция. Кандидат от «ЕР» был определен. В нормативных документах Законодательного собрания, в Уставе Новосибирской области можно найти пункт, в котором упоминается о возможности самовыдвижения. И события в ЗС развивались именно по этому сценарию. Мы видим решение депутатов: 44 голоса за Андрея Шимкива.

— Нарушили ли, с вашей точки зрения, «единороссы» партийную дисциплину, проголосовав не за Ивана Мороза — не за кандидата, рекомендованного на пост спикера руководством «ЕР» и региональной партийной конференцией?

Итог выборов председателя областного парламента — это данность. Я не готов комментировать, кто и что нарушил. Как производственник я привык опираться на факты. Все процедуры соответствовали действующему законодательству. Спикер избран легитимно, нужно работать. Перед новосибирскими депутатами стоит достаточно вопросов, которые требуют внимания.

— Последствия голосования за председателя Законодательного собрания все еще ощутимы. Особенно в информационном плане.

У «Ростелекома» есть услуга, благодаря которой можно заказать отложенный просмотр видео по запросу. Я посмотрел фильм Аркадия Мамонтова. Возвращаюсь к тому, о чем уже говорил: я опираюсь на факты, но в представленном ролике никакой конкретной фактуры не увидел. Только набор взглядов и мнений. Поэтому говорить особо не о чем.

 

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ