Культура в поисках баланса

Культура в поисках баланса

1
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Культура в поисках баланса

Новосибирцам повезло: у нас есть свой оперный театр, носящий неформальное звание Сибирского Колизея, драматические театры вполне достойного уровня, одна из крупнейших филармоний страны и многое другое. Большинство крупных культурных институций учреждено государством в лице федерального или областного министерств культуры. Специфика деятельности в сфере культуры делает управление непростой задачей, решаемой с помощью системы государственных заданий, описывающих результаты творческого поиска в измеримых показателях. Однако никто не отменял и вопросов финансирования: год культуры ознаменовался урезанием дотаций. Управление персоналом в культурной сфере тоже особенное. С одной стороны, важно найти оптимальный порядок найма и увольнения творческих единиц. С другой стороны, серия внезапных кадровых решений в отношении руководителей учреждений культуры в Новосибирске и ряде других регионов вызвала общественный резонанс. Как всегда, актуален и поиск баланса между свободой творческого высказывания и вектором официальной идеологии. От того, как решаются эти вопросы, в конечном счете зависит качество концертов и спектаклей. На вопросы «КС» ответили руководители ведущих театров, филармонии, а также руководитель областного министерства культуры.

Борис Мездрич, директор НГАТОиБ

— Изменится ли объем финансирования театра в будущем году? — По поводу финансирования на 2015 год мы находимся в периоде предварительных расчетов. Предполагается, что будет частично изменен способ расчета субсидии, выделяемой федеральным бюджетом в адрес НГАТОиБ и других театров федерального ведения. В настоящий момент идет процесс обсуждения с министерством культуры РФ. Начиная с 2010 года объем финансирования для нашего театра не уменьшался. Рост небольшой, но есть. — Считаете ли вы достаточным объем финансовой поддержки государства? — Денег много не бывает, это известно. Проблема финансирования даже не в объеме, а в структуре. Есть некая одинаковость подходов к театрам, имеющим совершенно разные условия работы. Скажем, есть небольшие по площади здания и комплекс НГАТОиБ с огромной площадью, и в этом смысле большие театры должны особым образом финансироваться. То же касается постановочных средств: колоссальный объем сценического пространства требует и увеличенных расходов материалов и оборудования для реализации материальной части спектакля (декорации, реквизит, костюмы). В настоящее время минкультом предложена схема, до некоторой степени учитывающая эти особенности в отношении новых постановок и количества показов спектаклей в год, и мы с большим интересом обсуждаем это предложение. — Как вы относитесь к переходу на контрактную систему найма? — Очень позитивно. Я говорил об этом на совещании у Дмитрия Медведева, и могу повторить: это вопрос выживаемости, сохранения жизнедеятельности и творческого потенциала отечественных театров. Трудовой кодекс должен быть так адаптирован к условиям труда российских театров, чтобы учесть интересы работников и работодателей. Мы вместе должны продумать меры социальной защиты, чтобы, уходя из театра, люди имели возможность достойно жить и работать. Однако система контрактов необходима потому, что театральное исполнительское искусство (особенно опера и балет) в значительной степени зависит от профессиональной формы артистов. К этому переходу должны быть готовы не только сотрудники, но и вся многоуровневая система театральной жизни. Необходимо согласовать этот процесс с действующим трудовым законодательством, нормами по охране труда, социальному и пенсионному обеспечению. Но стоять на месте нельзя. — Содержатся ли в государственном задании требования, регулирующие репертуарную политику (авторы, наименования, исполнители, тематика и т. д.)? — Нет, не содержатся ни по авторам, ни по наименованиям. Государственное задание регулирует количество показов, число новых постановок, оговаривает некую долю исполнения произведений современных авторов, количество гастрольных выездов и некоторые другие параметры. Государство хочет знать, на что оно выделяет деньги, при этом содержательного, цензурного контроля нет. За все отвечает руководитель театра, и эта простая мысль записана у него в контракте. — Должно ли, на ваш взгляд, государство регулировать содержательную и художественную сторону деятельности учреждений культуры? — Не должно, отвечаю точно. В реальности у государства есть возможности регулировать эти вопросы, назначая или снимая руководителей театров. В соответствии с действующим законодательством Министерство культуры РФ (в отношении федеральных театров) имеет право уволить любого директора театра без объяснения причин. Таким образом, через персональную ответственность руководителей и регулирует.

Татьяна Людмилина, генеральный директор Новосибирской государственной филармонии.

— Насколько урезано финансирование в этом году, каковы перспективы?

— Для нас сейчас самое главное — найти правильный вектор развития творческой деятельности, чтобы достичь оптимального баланса между желаемым и действительным. Во всяком случае, могу сказать, что та сумма, которую мы потеряли, была в наших планах. Да, это неприятно, но не катастрофично. Новосибирская государственная филармония является учреждением регионального подчинения, и формирование и реальность нашего бюджета полностью зависит от бюджета Новосибирской области и бюджета нашего учредителя в лице Министерства культуры. Мне кажется, с финансированием все наладится, и в 2015 году мы как минимум получим финансирование по планам 2014-го. — Как сокращение финансирования отразится на количестве и качестве мероприятий, цене билетов? — На количестве мероприятий оно никак не отразится. У нас своя собственная мощная творческая база, прекрасные коллективы с многолетней историей и международной известностью. Только оркестров у нас несколько: Новосибирский академический симфонический оркестр, Русский академический оркестр, Камерный оркестр, Биг-бэнд и другие коллективы. Даже при условном дефиците финансирования на большие гастрольные проекты наши коллективы достойно выдержат слушательский интерес и запросы. Уверена, что мы сможем щадяще и без видимых для слушателя признаков пройти этот период. Мы не планируем ни уменьшать, ни увеличивать цену на билеты. Это та константа, от которой мы очень зависим, поэтому будем опираться на реальные покупательские способности зрителей. У нас давно введен дифференцированный индивидуальный подход к ценообразованию, мы будем продолжать работать по этой схеме. Ни резких повышений, ни резких понижений не будет.

— Как вы относитесь к переходу на систему эффективных контрактов?

— Я отношусь к этому положительно, потому что, на мой взгляд, всегда важен конечный результат, а он в первую очередь зависит от уровня профессионализма и эффективности. Что касается творческих сотрудников, то при безусловном высочайшем уровне наших творческих коллективов мы тоже не лишены некоторых проблем, которые эффективные контракты приведут в соответствие, потому что там можно все конкретизировать. Здесь абсолютно нечего бояться, просто нужно быть к этому готовыми.

— Содержатся ли в госзадании требования, регулирующие репертуарную политику?

— Я уже много лет работаю руководителем, и ни одного раза за все годы, никогда в госзадании не значилось нечто, что может быть условно названо цензурой. — Должно ли, на ваш взгляд, государство регулировать содержательную и художественную сторону вашей деятельности? — Я понимаю, в связи с чем возник этот вопрос. Мне кажется что сегодня, во всяком случае в Новосибирской области в учреждениях культуры регионального значения, нам это не грозит. Кроме того, я как руководитель несу персональную ответственность за то, в чем заключается суть вопроса. Любое вмешательство в творчество может быть только в рамках закона, а это все строго прописано и ограничено.

Александр Кулябин, директор театра «Красный факел»

— Насколько урезано финансирование (в абсолютных или относительных цифрах) в этом году? Каковы перспективы на следующий год? — Пока все не так уж мрачно — урезано 9% дотаций. Хотя и это очень ощутимо для нас. Надеюсь, что в следующем году все вернется к прежним цифрам. — Как сокращение финансирования отразится на количестве и качестве мероприятий, на цене билетов? — Никак. Качество спектаклей не пострадает — «марка» театра нас обязывает. Цена билетов не изменится — небольшой рост здесь обычно связан только с инфляцией и всегда отвечает возможностям наших зрителей. Количество новых постановок пока останется прежним, а вот количество показов спектаклей, напротив, возрастет — хотя с уменьшением государственного задания мы тоже вправе снижать прокат. Но сейчас это единственный путь, чтобы заработать самостоятельно те средства на новые проекты, которых мы не получим от государства. Вот почему к середине сентября, еще не открыв сезон, мы уже сыграли больше спектаклей, чем за аналогичный период прошлого года. Как вы относитесь к переходу на систему эффективных контрактов? — Уже почти 15 лет весь творческий состав «Красного факела» работает по контракту. Вижу здесь только плюсы: усиление мотивации, сохранение коллектива в хорошей рабочей форме. — Содержатся ли в госзадании требования, регулирующие репертуарную политику?

— Не содержатся.

— Должно ли, на ваш взгляд, государство регулировать содержательную и художественную стороны работы театра?

— Нет. Это противоречит закону.

Василий Кузин, врио министра культуры Новосибирской области — Насколько сокращено в текущем году финансирование учреждений культуры в целом и по отдельным категориям? — Любой краткий ответ на данный вопрос будет некорректным. Например, в бюджете 2014 года содержатся средства, предусмотренные на выполнение указа президента о повышении заработной платы работникам культуры. Величина этих средств рассчитывается относительно прогнозируемой средней заработной платы по Новосибирской области. Поскольку в 2014 году эта прогнозная цифра не достигается, то, соответственно, и средства на исполнение Указа президента требуются в меньшем размере. При этом в связи с неполнотой исполнения бюджета 2014 года в Новосибирской области в целом вполне вероятно изменение финансирования и в сфере культуры. Сегодня такие изменения пока не приняты и находятся в стадии разработки. — Каковы в этом отношении перспективы на будущий год? Как может отразиться сокращение финансирования на количестве и качестве культурных услуг населению? — Мы планируем получение финансирования будущего года в полном объеме в соответствии с действующим законом о бюджете Новосибирской области на 2014 год и плановый период 2015–2016 годы. Количество и качество «культурных услуг» определено в нескольких документах Новосибирской области, в том числе в «Дорожной карте» по развитию сферы культуры, согласованной с Министерством культуры РФ. Показатели деятельности учреждений культуры и сферы культуры в целом не уменьшены. — Какие преимущества и риски вы видите в переходе учреждений культуры на систему эффективных контрактов? — В действительности эффективным является контракт, который максимально ясно отражает условия труда работника и его заработную плату, а также стимулирует работника к повышению качества его деятельности. Такие контракты у нас заключены с руководителями учреждений культуры, а они в свою очередь должны до 2018 года заключить соответствующие трудовые договоры с работниками. — Содержатся ли в госзаданиях для различных учреждений культуры требования или рекомендации по творческим вопросам? — Нет, таких конкретных требований и рекомендаций не содержится в государственных заданиях учреждениям культуры. Некоторые творческие вопросы косвенно определяются содержанием и формой самих мероприятий. Например, если Новосибирский государственный театральный институт проводит всероссийский конкурс исполнителей художественного слова, посвященный истории России и 100-летию Первой мировой войны, то тем самым уже определена тематика и содержание творческих работ. — Должно ли, на ваш взгляд, государство регулировать содержательную и творческую стороны деятельности театров, филармонии? — Опять-таки, любой короткий ответ будет некорректным. Органы государственной власти так или иначе, конечно, регулируют деятельность театров и филармонии. В первую очередь посредством финансовых, организационных, кадровых решений. Важно при этом понимать, что государство не является и не должно являться монопольным субъектом культурного процесса.

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ