Тенденцию не сохранили

Тенденцию не сохранили

0
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Тенденцию не сохранили

Первое полугодие 2013 года принесло не только новые рекордные тонны кузбасскому углепрому, но и новые проблемы. Тенденция последних лет по сокращению числа погибших и тяжело травмированных в шахтах была нарушена. Если ситуация не изменится, то по итогам года число «нулевых» случаев на угледобывающих предприятиях региона может превысить прошлогодний показатель. По данным департамента угольной промышленности Кемеровской области, в курируемой им отрасли в 2012 году пострадали 394 человека, что на 26 случаев меньше, чем в 2011 году. В то же время число смертельных случаев осталось высоким, хоть и ниже, чем в 2011 году — погибли 27 человек. В первом полугодии 2013 года, говорится в официальном сообщении Сибирского отделения Ростехнадзора, наметился рост нарушений требований промышленной безопасности. На предприятиях, осуществляющих добычу угля подземным способом, за первое полугодие 2013 года допущено 158 случаев травмирования, в том числе 20 смертельных.
О том, что ситуация с производственным травматизмом в российской угольной отрасли в целом и кузбасской в частности может ухудшиться в этом году, первыми заговорили представители МЧС. По информации ведомства, в 2012 году наблюдался рост количества аварий и чрезвычайных ситуаций в угледобывающей отрасли. На объектах горной добычи полезных ископаемых в 2012 году произошло в пять раз больше аварий, чем в 2011 году: количество взрывов и обрушений пород в горных выработках достигло 238, в то время как в 2011 году — только 49. Основными причинами аварий и чрезвычайных происшествий, по мнению специалистов МЧС, стали износ оборудования, чрезмерная нагрузка на него, нарушение норм пожарной безопасности при работе с углем, а также несвоевременное реагирование на возникновение возгораний. Руководитель Сибирского управления Ростехнадзора Евгений Резников полагает, что «угольные шахты Кузбасса требуют от нас особого внимания, так как это самые аварийные и травмоопасные производственные объекты».
При этом представители двух федеральных ведомств в оценке ситуации расходятся в деталях. Так, представители МЧС говорят о технической и технологической составляющей аварий, тогда как в Ростехнадзоре уверены: сегодня практически на всех кузбасских шахтах есть технические и технологические возможности для обеспечения безопасных условий труда горняков, причина большинства опасных ситуаций — «человеческий фактор». «Оснастить шахту современным оборудованием — это не значит обеспечить безопасность работающих, — полагает Евгений Резников. — Основной причиной аварий становится недопустимо низкая квалификация персонала предприятий, прежде всего, руководящего состава в части обеспечения безопасности производства. Плохо спланированный производственный процесс не может осуществляться в штатном режиме. Поэтому люди вынуждены работать с постоянными нарушениями организационных и технических регламентов, так как они “мешают” выполнять производственный план». С тем, что главной причиной несчастных случаев на угольном производстве является неудовлетворительная организация работ, согласна и заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Кемеровской области Ольга Соколенко. По ее данным, угольная отрасль продолжает лидировать в производственном травматизме. В 2013 году уже произошло четыре групповых несчастных случая. Всего в этом году 23 работника получили травмы, не совместимые с жизнью. Ответственные чины Ростехнадзора отмечают, что после аварии на шахте «Распадская» в 2010 году было проведено «осовременивание» и ужесточение нормативно-законодательной базы, что позволило улучшить режим в области промышленной безопасности. Но одни эти документы мало что значат, если не соблюдать содержащиеся в них требования и не вести постоянный контроль за их исполнением. Ведь часто декларируемые цели угольных компаний не совпадают с реалиями их деятельности. Так, на недавней корпоративной конференции ОАО «СУЭК», посвященной проблемам безопасности шахтерского труда, заместитель гендиректора компании Владимир Артемьев сказал, что шахты и разрезы «СУЭК» оснащены самым современным оборудованием, позволяющим вести горные работы максимально эффективно и безопасно. «Культуру безопасности нужно формировать и прививать, — полагает Артемьев. — Это процесс длительный, но необходимый. Мы можем и должны спланировать и организовать работу так, чтобы избежать травм и аварий». Видимо, пока «СУЭК», по крайней мере, в Кузбассе этих целей достигнуть не удалось, несмотря на достаточно длительный период работы в регионе. Так, по итогам января — июня этого года именно ОАО «СУЭК-Кузбасс» является лидером печального «рейтинга» — на предприятиях этой компании за указанный период погибло 11 работников. В компании «Южкузбассуголь» также говорят о промышленной безопасности как об одном из приоритетных направлений. «Основными приоритетами в производственной деятельности «Южкузбассугля» по-прежнему являются охрана труда и промышленная безопасность, — отмечается в одном из официальных сообщений компании. — Сегодня на шахтах компании действуют многофункциональные системы безопасности — позиционирования, аварийного оповещения, аэрогазового контроля, подземного видеонаблюдения». В то же время, по данным Сибирского отделения Ростехнадзора, ОАО «ОУК «Южкузбассуголь» по итогам первого полугодия стало вторым в антирейтинге промбезопасности, допустив шесть смертельных случаев. Замруководителя Сибирского управления Ростехнадзора Михаил Сербинович в качестве наиболее показательных отрицательных примеров этого года называет взрыв метана на шахте № 7 шахтоуправления «Котинское» ОАО «СУЭК-Кузбасс» 20 января 2013 года (восемь погибших) и прорыв воды на шахте «Осинниковская» компании «Южкузбассуголь» 26 марта 2013 года (четверо погибших). «В обоих случаях производство горных работ велось с нарушениями требований промышленной безопасности и риском для здоровья и жизни трудящихся, — отмечает чиновник. — И это делалось с ведома инженерно-технических работников шахт. В обоих случаях диспетчеры не ввели незамедлительно планы по ликвидации аварий и не оповестили ВГСЧ, как это полагается, а время (36 минут и 1 час 42 минуты соответственно) ушло на согласование с начальством дальнейших действий, возможности для спасения людей были упущены». Именно поэтому и в Ростехнадзоре, и в органах прокуратуры, и в профильном департаменте администрации Кемеровской области уверены, что одних только нормативно-законодательной базы и технического оснащения угледобывающих предприятий недостаточно — нужен постоянный контроль и жесткое требование соблюдений прописанных норм безопасности. Такая работа позволяет и предотвратить аварии на шахтах. Так произошло, например, в феврале этого года на шахте «Антоновская» (холдинг «Сибуглемет»). В забое «Антоновской» во время проверки инспекторами Ростехнадзора наблюдалась взрывоопасная концентрация метана — 7,5%. «Чтобы это не фиксировалось аппаратурой аэрогазового контроля, датчики были размещены не там, где им полагалось быть, а там, где они не могли адекватно фиксировать концентрацию метана, — прокомментировал произошедшее Михаил Сербинович. — На момент проверки в шахте находилось 50 человек». Решением суда работы в лаве и двух вентиляционных штреках в феврале 2013 года были приостановлены. В марте на основании предоставленных инспекторами Ростехнадзора данных следующей внеочередной проверки Новокузнецкий районный суд Кемеровской области вынес постановление о приостановлении лицензии шахты «Антоновская» на срок 20 суток. Но руководство Сибирского отделения ведомства хотело бы создать прецедент, начав через суд закрывать шахты, систематически нарушающие технику безопасности. «На Западе известны случаи, когда горнодобывающий бизнес был прекращен в связи с тем, что руководители не могли выполнить требования безопасности, — говорит Евгений Резников. — Настало время создать прецедент потери бизнеса собственником не из-за допущенной аварии, а из-за систематических грубейших нарушений».

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ