Споры о прекрасном, или зачем оперному театру ремонт

Споры о прекрасном, или зачем оперному театру ремонт

27
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Обновленный интерьер оперного театра в некоторой степени расколол новосибирское общество пополам. Однако при этом многие горожане могут судить об итогах работ, проделанных в здании театра оперы и балета, лишь со стороны, не посетив самих спектаклей. «КС» побеседовал с представителями деловых и властных кругов, побывавшими на открытии сезона в новосибирском оперном театре, об их впечатлениях о знаменитом ремонте с ярким ковролином и итальянскими креслами на заказ.

Напомним, что Владимир Кехман заступил на должность директора новосибирского театра оперы и балета в марте 2015 года уже на волне поднятого скандала из-за постановки «Тангейзера». Для новосибирцев такое назначение стало неожиданностью, ведь Владимир Кехман уже на тот момент возглавлял Михайловский театр. Новый директор оперного театра приступил к реконструкции объекта без лишних объяснений перед общественностью, изменил название на НОВАТ и пересмотрел репертуар. С началом осени стали видны первые результаты внутренней отделки и наружных работ фасадов здания, и новосибирские архитекторы, не дожидаясь официального открытия, забраковали новый ремонт. Но так ли плох на самом деле интерьер НОВАТа со всеми своими недостатками и достоинствами или новосибирцы, желающие сохранить традиции, отнеслись к проведенным работам предвзято?

«Второе рождение» оперного театра

Екатерина Болдырева, исполнительный директор АНО «Историческое общество СФО»:

Я была на открытии сезона на второй день, 14 ноября, и мне очень понравилось. Впечатлила постановка балета «Спартак» с нашими звездными солистами Анной Жаровой и Романом Полковниковым — они были великолепны. Как всегда, вдохновляет мощная музыка Хачатуряна, поэтому спектакль смотрелся на одном дыхании.

Если говорить об облике театра, то он обновился. Для коренных новосибирцев оперный театр — символ нашего города, место «силы» Новосибирска. Нас, школьников, каждую четверть водили на спектакли. Возможно, мы не всегда понимали, что смотрим, но привычка осталась с детства. Со временем у многих она трансформировалась в настоящую любовь к балету и опере. Мы знаем каждый уголок этого здания, холлов, зрительного зала. И то, что сейчас с ним происходит, можно назвать вторым рождением.

При ремонте таких помещений бывает достаточно сложно соблюсти баланс между эстетикой и функционалом, но здесь, на мой взгляд, удалось этого достичь. Наличие мебели в фойе второго этажа — это новшество, которое не просто смотрится изящно, но при этом удобно. Первый этаж сделан совершенно необыкновенно — в терракотовых оттенках, ковровое покрытие в тон, которого раньше не было никогда. Второй этаж выполнен в холодном жемчужно-голубом цвете, очень красиво, и выглядит торжественно. В зрительном зале новые кресла теперь выставлены совершенно по-другому — в шахматном порядке, и когда сидишь в партере, то очень комфортно и видно с любого места. Раньше все-таки было не совсем удобно смотреть на сцену с задних рядов партера.

Я заметила, что у всех присутствующих людей было приподнятое настроение. Зрители с большим удовольствием делали фотографии на память.

Сам факт, что за полгода был сделан такой колоссальный ремонт, впечатляет — насколько быстро все было исполнено на самом высоком уровне. Для Владимира Абрамовича Новосибирск — новый город. Думаю, тот, несомненно, уникальный опыт, которым он обладает в управлении Михайловским театром, будет полезен и для нашего оперного театра.

«Мы должны видеть мировые постановки»

Яна Хмельницкая, к.м.н., доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения факультета «Менеджмент» ГБОУ ВПО НГМУ Минздрава России:

— Мне довелось побывать на открытии сезона, который был ознаменован спектаклем «Спартак» в его звездном составе с Игорем Зеленским и Иваном Васильевым в главных ролях. В целом после посещения обновленного театра у меня остались положительные впечатления. Внутреннее убранство здания прибавило театру уюта и тепла. Новые кресла намного удобнее прежних, а мягкие зоны в фойе театра, безусловно, добавили комфорта.

Но есть некоторые моменты, которые мне показались не очень удачными, например, отсутствие главного прохода в партере. На мой взгляд, он добавлял залу торжественности, потерялась некая монументальность, изначально присущая театру. Также немного жалко паркет, который был заменен на ковролин, но с другой стороны, он давно пришел в негодность. О таких нюансах лучше всего судить архитекторам-профессионалам, и если подтвердится мнение, что строители отошли от утвержденного плана, то, возможно, какие-то вещи и стоит исправить.

Немаловажно в театре и внутреннее содержание. В репертуаре, я считаю, по-прежнему должны оставаться любимые классические постановки, но балет должен быть разным, и наряду с классикой советского балета мы должны видеть мировые постановки с современной хореографией, также и в качестве гастролей. Я надеюсь, что, несмотря на все перипетии вокруг театра в последнее время, все же удастся сохранить высокий профессионализм труппы и интересный, разноплановый репертуар, наш театр и с новым названием по прежнему останется одним из символов города, а новосибирцы будут любить его и гордиться им еще больше.

«Резкий рост цены возымеет обратный эффект»

Юрий Бернадский, генеральный директор Межрегиональной Ассоциации руководителей предприятий:

— У меня в целом сложилось позитивное впечатление о новом ремонте театра. Понятно, что такие работы должны оценивать специалисты, как по архитектуре, так и по акустике. Но что касается обновленного интерьера, то его яркий цвет мой глаз «не резал». Некоторые моменты мне даже показались скромными, не столь броскими, как это может выглядеть на фотографиях. На самом деле в ремонте нет никакого шика, многие вещи сделаны логично и экономно. Материалы подобраны так, чтобы создавался необходимый антураж. А вот мебель между гардеробами, мне кажется, несколько мешает, особенно на выходе, после окончания спектакля образовалась некоторая давка.

В зрительном зале проход можно было не убирать — теперь приходится обходить, хотя ко всему можно привыкнуть. По поводу кресел и сделанного угла наклона еще предстоит обсуждение на общественных слушаниях: какими специалистами утвержден и разработан этот проект. Для нас важно, чтобы зрителям было удобно, и не нарушался акустический ансамбль — все выводы должны быть произведены специалистами. Лично я сидел достаточно близко к сцене, поэтому мне трудно судить, как было слышно зрителям с задних рядов.

Если говорить о самом балете «Спартак», то его новая хореография мне показалась более тяжелой по сравнению с прошлыми постановками. На мой взгляд, хореография Юрия Григоровича была гармоничнее и трогательнее по сравнению к той, которая была поставлена в этом году Георгием Ковтуном.

И еще один немаловажный аспект. Стоимость билетов на показы спектаклей в оперном театре значительно возросла. Вероятно, увеличение цены повлечет за собой уменьшение наполняемости зрительного зала, хотя и раньше она была в среднем порядка 60%. Другое дело, когда мы встречались с заместителем министра культуры России Александром Журавским, он говорил о гастролях в Новосибирске мировых звезд уже как о решенном вопросе. Возможно, за счет этого возрастет популярность оперного театра, и как следствие, увеличится наполняемость зала. Но, тем не менее, такой резкий рост цены может иметь обратный эффект, особенно в сегодняшних условиях.

«Необходимо выглядеть нарядно»

Александр Карелин, депутат Государственной Думы РФ:

Мне понравился старт 71-го театрального сезона в нашем оперном, это по праву можно назвать культурным событием года. Шесть месяцев томительного неведения, но все разрешилось, и очень эффектно, ноябрьским вечером, в пятницу, 13-го.

Многие приехали в театр задолго до начала спектакля, чтобы своими глазами увидеть изменения во внутреннем убранстве Новосибирского академического театра (НОВАТа, как предложено его называть). Что касается внутреннего убранства, то по стилю это словосочетание очень хорошо подходит к описанию дворцов, от него веет возвышенной торжественностью, обязывающей забыть о суете окружающего мира, отключить мобильные инструменты связи, говорить шепотом и с восхищением смотреть по сторонам.

Для меня очевидно, что театр стал наряднее, уютнее для гостей. Это касается и гардеробов, и фойе, появилась интригующая таинственность — мягкий ворс ковров, приглушенные шаги, входы на лестницы, задрапированные красивыми тяжелыми занавесами.

Очень понравилось, что в зрительном зале появился высокий партер, что кресла стали удобнее, что их расстановка позволила убрать «слепые зоны» для тех, кто приобрел билеты на боковые места. Искусство сделало широкий шаг вперед навстречу зрителю, и это только радует.

Недовольных, апатичных, унылых людей на вечере открытия я не заметил. Надеюсь, их не будет и на других спектаклях. Обновленный оперный настраивает на более уважительное отношение к таинству театрального искусства, более требовательно диктует особое внимание публики к одежде и манере поведения, ведь посещение театра — праздник, выход в свет, а значит, необходимо выглядеть нарядно, опрятно, обязательно со вкусом.

Отмечу удачный выбор спектакля в качестве премьеры сезона — мужественный балет «Спартак» в хореографии Юрия Григоровича, энергичная музыка Арама Хачатуряна, впечатляющее выступление исполнителей главных партий Ивана Васильева и Анны Жаровой, Игоря Зеленского и Анны Одинцовой.

Владимир Кехман был в приподнятом настроении. Думаю, кто бы и что бы сейчас ни говорил, но и его критики, и его союзники, все понимают, что Кехман, наверное, сделал один из лучших подарков к 70-летию прославленного театра, дал новые впечатления и показал заманчивые перспективы, чтобы публика по-новому влюбилась в театр, и богатые культурные традиции Новосибирского Академического продолжали звучать современно, убедительно, достойно.

«Требования о возврате интерьера в его изначальное состояние — вопрос спорный»

Дмитрий Асанцев, председатель Совета депутатов города Новосибирска:

— Я шел в театр на открытие сезона балетом «Спартак» с предвзятым отношением к новому ремонту и был настроен на критику. На самом деле созданный интерьер произвел на меня хорошее впечатление — в театре стало действительно красиво, и даже празднично. Наверное, то чувство, с которым я собирался посетить оперный театр, было связано с многочисленными отрицательными отзывами в плане ремонта. И такое однобокое проявление в обществе настораживает, ведь не может быть все сделано некачественно и достойным осуждения. Так, например, кресла, которые теперь установлены в зрительном зале, произведены по заказу знаменитой итальянской фирмой Poltrona Frau. Эта компания использует только лучшие технологии, где работают специалисты высокого уровня и с большим опытом, разрабатывающие различные категории кресел. Мебель этой компании не может быть плохой по определению, потому что ее устанавливают во многих известнейших театрах мира. Более того, в 2003 году уже рассматривалась возможность установить кресла именно этой компании в новосибирский оперный театр. Вот только по каким-то причинам на это не хватило денег.

А то, что прежние кресла были крайне неудобными, на мой взгляд, однозначно. Эргономика предыдущих кресел была далека от идеала, из-за крутого наклона спинки очень уставала спина даже не у пожилых людей, к тому же они были жесткими. Некоторые утверждают, что сиденья специально были набиты конским волосом для создания определенной акустики. Дополнительно к этому недавно один грамотный человек написал, что теперь после замены кресел в зале изменится звук в худшую сторону. Я не специалист, но, честно говоря, ничего подобного, на мой взгляд, в оперном не произошло — все слышно замечательно.

Сейчас новосибирские архитекторы обратились к мэру города с открытым письмом, чтобы был возвращен исходный вариант интерьера. Могу лишь прокомментировать ситуацию так: каждый имеет право на подобные обращения и на собственное мнение.

Но, думаю, не нужно забывать, что происходит развитие жизни, в мире появляются новые технологии, призванные все улучшать, в том числе и качество, а иначе можно продолжать сидеть и на скамейках. Опять же, кресла — это в принципе расходный материал, который с течением времени, порядка 15–20 лет, приходит в негодность. Их в любом случае необходимо менять, как свечи или масло в автомобиле. Поэтому требования о возврате интерьера в его изначальное состояние — вопрос спорный. В первую очередь, когда зрители приходят в театр, им должно быть интересно, а во вторую — удобно.

Кроме этого, если мы сейчас начнем тратить деньги еще на ликвидацию ремонта и восстановление прежнего интерьера, то мы тогда точно прославимся на всю страну. Вообще, я считаю, что не нужно никому верить, и для того чтобы сделать выводы, необходимо посетить оперный театр и составить собственное мнение, в первую очередь прислушиваясь именно к своим внутренним ощущениям.

«Такое мнение о театре – это вкусовщина»

Григорий Милогулов, член административного совета «Альянс Франсез – Новосибирск», Почетный  консул Франции в Новосибирске, директор «Российского Делового Клуба»:

— Я как руководитель Российского Делового Клуба (РДК) воспользовался премьерой «Пламя Парижа» для того, чтобы организовать для членов нашего клуба приятный вечер.

В первой части нашего посещения была экскурсия, на которой нам показали и объяснили, почему было принято решение именно такого ремонта: по какому принципу подбирались цвета, причина увеличения яркости и обилия элементов декора, необходимость большого уклона в зрительном зале. Затем у нас было немного времени, чтобы обсудить впечатления перед просмотром «Пламени Парижа».

На самом деле для чистоты эксперимента надо было прийти так, чтобы не слышать заранее никаких отзывов о ремонте театра, ни положительных, ни отрицательных. Знаю, что мнения общественности разделились, и существуют какие-то профессиональные мнения о художественной ценности проведенного ремонта. Но я могу сказать, что большинство людей из нашей группы восприняли это как нечто необычное. Дело в том, что мы с нашими членами РДК достаточно часто бываем в оперном театре, поскольку одно из направлений, которое поддерживает наш клуб, — это опера и балет. И теперь необычно было наблюдать изменения, произошедшие с оформлением фойе первого и второго этажей. Но как нам объяснили, это было сделано для того, чтобы привести фойе утилитарно-конструктивистского стиля и зрительный зал, именуемый знающими людьми сталинским ампиром, к общему решению. Да, ярко, и совсем не то, что было до этого, но отчуждения новый ремонт у меня не вызвал.

Что касается самого зала, то мы специально взяли места, как теперь называется, в высоком партере, в той части, которая была приподнята. И если судить объективно, то с этих мест сцену стало видно гораздо лучше. И, на мой взгляд не знатока, акустика в этом секторе никак не изменилась, она осталось той же, что и была. Хотя говорят, что после того как в передней зоне партера убрали центральный проход, звук больше не уходит по прямой линии симметрии из зала, и от этого акустика в зале должна стать другой. По поводу кресел ведется много споров, но если честно, сколько я был раньше в оперном театре, большой проблемы с этим никогда не замечал. Может быть, я не ходил на самые длинные постановки или не до конца пребывал на спектаклях, но дискомфорта от предыдущей мебели не испытывал. В то же время ощущение от новых кресел комфортное, и в них действительно легко сидится, они не скрипят и не стучат, с большим расстоянием между сиденьями. Как нам объяснили, в связи с тем, что произошли изменения, количество мест в зале уменьшилось — с 1770 до 1660.

Если говорить о постановке, то лично для меня она знаковая, поскольку является составной частью моей профессиональной жизни. И мне было интересно посмотреть этот спектакль. Его сложно назвать аутентично французским, все-таки это наше видение революции, но эстетически балет вызывает благоприятные впечатления. Этому спектаклю достаточно много десятилетий, и как мне показалась, с его помощью смогла быть передана основная мысль, идеи о великой французской революции. На мой взгляд, в постановке «Пламени Парижа» был найден некий компромиссный вариант между серьезным балетным искусством и тем балетом, который был и будет понятен неподготовленному зрителю. Несмотря на то что этот балет технически несопоставим с великими постановками, которые могут являться примером мастерства тех или иных балерин и танцоров, он мне очень понравился. Впечатлили декорации и мультимедийная заставка после первого действия, которая проецировалась на занавесе в виде развевающегося флага с тремя лилиями, символизирующего власть королевского дома.

Знаю, что разговоры среди новосибирцев также вызывает уложенный в фойе ковролин вместо старого паркета. Мне сложно судить об этом, поскольку я не являюсь завзятым театралом, который объездил все ведущие театры мира, чтобы сравнивать их с интерьером нашего. Наверное, в этом есть свои плюсы и минусы. С точки зрения практичности возникает вопрос, сколько нужно будет приложить усилий, чтобы поддерживать это ковровое покрытие в чистоте при наших суровых сибирских условиях, особенно в межсезонье? Сейчас понятно, что с этим проблем нет, пока все это свежее и новое. Но с другой стороны, если руководству театра будет удаваться поддерживать это покрытие в достойном состоянии, то почему бы и нет? Я видел в Интернете ожесточенные дебаты, которые касались того, будет ли интерьер оперного с новым ковролином напоминать другие заведения, например гостиницы. Такое мнение — это вкусовщина. Эти категоричные утверждения больше отражают эмоциональное состояние тех людей, которые, безусловно, любили прежний театр, и может быть, даже продолжают это делать сейчас, несмотря ни на что. Но при этом они должны разделять происходящее в театре на эмоциональные и объективные составляющие.

Не знаю, как насчет паркета, но те полированные керамзитовые полы смотрелись абсолютным диссонансом на фоне богатого убранства зрительного зала, и это совершенно очевидно. Может, было возможно найти другое технологическое решение и не стелить ковровое покрытие, но это уже на усмотрение руководства и той компании, которой заказывался дизайн. В то же время никто ведь раньше не жаловался, что оперный театр, когда заходишь в фойе, выглядит как поликлиника с теми же самыми керамзитовыми полами. Никто не оскорблялся, что вход в такой богато украшенный зал предваряется такими скромным лестницами, можно сказать, минималистически украшенными. Поэтому, анализируя все обсуждение, вызванное в обществе вокруг ремонта оперного театра, можно сделать вывод, что это провокация, причем совершенно неестественная. Ведь если бы все это было сделано нашим местным руководством и если бы смена этого самого руководства не была столь болезненной, то, может, и не ломалось бы столько копий о дизайн.

Для тех, у кого вызвало раздражение обилие декора в фойе, который может быть сделан одновременно в стиле сталинского ампира, а также помпезном и имперском, могу привести похожий пример. Один из немногих европейских театров, в которых я был, Опера Гарнье (парижский театр, расположенный во дворце Гарнье. — «КС»), обладает абсолютно той же самой стилистикой. Понятно, что там не сталинский ампир, но там то же яркое, богатое и красивое убранство с множеством элементов декора, расписными потолками и лепниной. И весь смысл в том, что во всем этом я не вижу особого греха. Насколько это органично смотрится, я для себя принял решение сделать вывод чуть позже. Потому что, когда во что-то старое, к чему вы давно привыкли, вносится новое, перемены всегда воспринимаются с трудом.

 

 

Комментарии

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ